News

Нидерланды поиграли в демократию. Итог ужасен

April 8, 2016

Из украинско-нидерландской истории можно сделать разные выводы. И то, что Украине нет места в  “общем доме” Европы. И то, что “все голландцы, вместе взятые, не достойны и одного украинца, погибшего на Майдане”. Но возникает вопрос, во что выльется “прямая демократия” в ЕС? На Украине она превратилась в бандитизм.

Демократия по-голландски

В Европе искренне верили, что демократия — это когда народ через парламент управляет народом. И так прониклись этой идеей, что решили ее доказать на примере отдельно взятой страны — оплоте европейского дома, толерантнейшей и мультикультурнейшей Голландии. Мол, нате вам, посмотрите в вашей путинской России, как у нас круто с демократией!

В 2015 году парламент Нидерландов принял закон о референдуме, который, в отличие от аналогичного в Швейцарии (инициирует правительство по подготовленным законам), может инициировать любой избиратель, подав запрос в избирательный совет.

Тема — любая. В течение четырех недель должно быть собрано и передано для проверки подлинности 10 тысяч подписей. После этого в течение шести недель должно быть собрано еще 300 тысяч подписей. В случае успеха назначается референдум не позднее чем через шесть месяцев после решения избирательного совета.

Если явка во время референдума составит более 30 процентов, то правительство обязано выполнить рекомендации народа. Именно так надо понимать “рекомендательный” характер плебисцита, который многие трактуют как необязательный.

Поэтому после объявления итогов Марк Рютте попал в очень непростое положение. Соглашение об ассоциации между ЕС и Украиной “в настоящий момент не может быть ратифицировано”, заявил премьер-министр на своей странице в Facebook.

Напомним, что согласно итогам голосования 6 апреля 61,1 процент проголосовавших не поддержали ратификацию ассоциации Украины и ЕС, а “за” проголосовали только 38 процентов, при явке 32 процента. Это был нокаут: никто из еврочиновников не ожидал ни необходимой явки, ни победы скептиков ассоциации.

Полная растерянность сквозит в комментариях западных политиков. И она понятна: соглашение уже ратифицировано 26 парламентами и имплементируется, и подразумевалось, что Нидерланды дадут согласие задним числом. И вдруг такой конфуз.

“Мы, разумеется, разочарованы результатами. Однако мы уважаем взгляды голландского народа. И мы уважаем голландский политический процесс”, – сказал заместитель начальника пресс-службы госдепартамента США Марк Тонер.

Ангела Меркель после встречи с Франсуа Олландом заявила, что она уже говорила с премьер-министром Рютте. “Голландцы найдут ответ. Мы ждем”, — сказала канцлер ФРГ.

Нидерландские евроскептики 

Между тем характер настроений в Нидерландах, да и во всей Европе, описывает один из инициаторов референдума. “У меня нет ничего общего с Украиной. Не только потому, что это очень далеко, но и потому, что это очень коррумпированная страна. Там продолжается гражданская война, которая из-за соглашения об ассоциации инициирована Европейским cоюзом. И как следствие, более двухсот граждан Нидерландов были сбиты в воздухе”, — сказал лидер компании GeenPeil Ян Роос (Jaan Roos).

В GeenStijl полагают, что соглашение об ассоциации с Украиной должно быть серьезно пересмотрено в Брюсселе, “в частности, раздел о военном сотрудничестве и политической интеграции”, написано на сайте организации.

Как и в случае референдума по Конституции Евросоюза в 2005 году, евроскептики в Нидерландах оказались сильнее евроинтеграторов.

Это понятно: экономика Нидерландов в хорошем состоянии, и граждане не желают кормить “коррупционеров” в Восточной Европе. Даже те партии, которые агитировали “за”, не слишком и старались.

“Брюссельская элита готова принимать и интегрировать Украину любой ценой, при условии, что эту цену платит не она сама, а миллионы граждан Европейского союза, которые не понимают, в чем экономический и политический смысл интеграции Украины в Европейский союз”, – сказал Правде.Ру Николай Межевич, профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета(СПбГУ). — И кстати, это понимается великолепно и в Брюсселе, только об этом не говорится. Есть понимание этого и на Украине.

И сейчас все стороны пришли к пониманию того, что ничего не получается. Но сказать об этом ни в Брюсселе, ни в Киеве невозможно, потому что сразу возникает вопрос: а почему мы пошли на такие жертвы? И почему эти жертвы оказались напрасными? Зачем мы скакали? И где результат?”.

Что же будет дальше? “Мы находимся на неизведанной территории”, — признался министр иностранных дел Нидерландов Берт Кундерс. Президент Европейского Совета Дональд Туск заявил, что “пока договор между Украиной и ЕС будет применяться на временной основе”. Вероятно, во время этого “пока” на Нидерланды будут давить по финансовым и другим каналам.

А тем временем другой инициатор референдума, известный голландский эксперт и публицист Тьери Боде, не собирается останавливаться на достигнутом и предлагает другие темы для референдумов. Это договор о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве между США и ЕС (TIIP), очередной финансовой поддержке со стороны ЕС странам Южной Европы и о европейском подходе к проблеме беженцев.

Это фундаментальные вопросы, это основы европейского восприятия современной экономики и политики, сказал Николай Межевич. По мнению эксперта, Трансатлантическое партнерство — это не одномоментная, но неизбежная деградация европейской экономики и политики. Это превращение Европы в периферию.

Что касается миграции, то ставить этот вопрос нужно было лет 50 назад, сказал Николай Межевич. А сейчас эту тему можно только обсуждать “с конкретным местным самоуправлением”. Остальное делать поздно. Добавим, что очередная помощь южным странам — это фрагментация ЕС и вопрос о целесообразности спасения “утопающих”.

Что же, доигрались в Европе с “прямой демократией”, которая на Украине закончилась махновщиной, а в Нидерландах – институциональным кризисом Евросоюза. Так к чему эти разговоры о “нашей” хорошей демократии и “вашем” плохом тоталитаризме? Истина где-то посередине.